September 23rd, 2012

deva

Остров. Из наблюдений о возрасте

Я привыкла на острове уже практически ко всему, и ко всему остальному тоже, имея ввиду вселенское зло в виде руля справа. Но вот что до сих пор для меня немного удивительно, так это,
[к примеру, возраст...]
к примеру, возраст обслуживающего персонала в магазинах - от продуктовых до ювелирных. Ладно, допустим, в Риге не редкость кассиры в супермаркетах "слегка не 20", хотя молодежи все равно на кассах и в торговом зале гораздо больше. Но то продуктовые и прочий ширпотреб мелкого калибра...А тут, на острове, запросто можно увидеть за кассой или прилавком человека, которому явно недалеко до пенсии, если уже не срок. Причем впечатление, что молодых и не очень примерно поровну, хотя иногда закрадывается мысль, что немолодых все-таки больше на порядок. 
Ювелирные, брендовые, с техникой и одеждой, да те же пабы, в которых запросто можно увидеть официантку под полтинник - да, отлично выглядящую, но все же, - по всей видимости, ни отделы кадров не делят кандидатов в работники по возрастному признаку, ни сами кандидаты не заморачиваются этим вопросом. И это, скажем, слегка непривычно - видеть на месте, на котором согласно личному стереотипу предполагается работник от силы чуть за 20, того, кому 20 было очень и очень давно.
Примерно та же история с водителями и еще посетителями тех же пабов. Очень часто можно увидеть явление, которое уже не то что ходит, передвигается с трудом - я серьезно! - однако, при этом неторопливо так усаживается за руль собственного авто и бодренько выруливает на дорогу. И их, водителей этих сердешных, тут реально много. Страшновато даже ездить, знаете ли...мало ли что. У стереотипов в данном случае глаза велики...
Ну и пабы, а также кафешки и прочие рестораны, в которых далеко не маленький процент посетителей составляют те же убеленные сединами. Ну, тут, наряду с удивлением, можно только от души порадоваться тому, что доходы позволяют (к слову, цены в меню мало отличаются от аналогичных рижских, а вот доходы как раз отличаются в разы, хотя про уровень таковых у местных преклонного возраста я совершенно не в курсе) - наши люди в булочную на такси не ездят в Риге такого просто не увидеть, по крайней мере, если и повезет, то это не местные однозначно. 
А в общем таки да, древних стариков сильно пожилых людей тут заметно больше - особенно это бросается в глаза на периферии, в провинциальных городках. Насколько знаю, как один из самых распространенных вариантов - всю жизнь проплатив кредитные, к пенсии они скидывают просторное жилье (или сдают его), покупая бунгало поменьше в каком-нибудь уютном небольшом городке и тихо коротают себе старость на оставшиеся капиталы.

sun

Улыбаемся и машем! (с)

Давно хотелось чего-нибудь высказать на тему...
Довольно часто приходится сталкиваться с мнением брата нашего сурового, что, мол, все эти улыбки и приветливость иностранцев - сплошная наигранность и неискренность, а посему это ужас как нехорошо. Мол, это они специально так, а на самом деле, в глубине души, где-то очень глубоко, такой улыбающийся думает о вас все самое ужасное, лицемер и гад.
Рассказываю...

[от улыбки хмурый день светлей, от улыбки в небе радуга проснется (с)]
Скажем, лично у меня никакого неприятия спокойно улыбающийся мне незнакомец не вызывает. Наоборот, привыкнув к тому, что на улице любой человек, с которым случайно пересекаешься взглядами, мгновенно выдает улыбку, а то и приветствует, сама все чаще реагирую точно так же. В конце концов, милое, располагающее выражение лица еще никого не делало ущербным, а машинально это делает человек или искренне, потому что я такая вся из себя распрекрасная, мне без разницы. 
Более того, я бы не сказала, что тут имеет место вопиющая неискренность - на мой взгляд, это не что иное как естественная реакция людей, часть их культуры, неотъемлемая составляющая способа коммуникации с окружающими вне зависимости от их статуса, степени родства и отношений. Они так воспитаны. Можно считать это издержками воспитания, если угодно. Ни у кого же, надеюсь, не возникает сомнений в искренности левши только на том основании, что правой рукой действовать ему неудобно. Вот и им неудобно не улыбаться - а улыбаться и приветствовать людей им, наоборот, хорошо и правильно.
По той же причине они говорят sorry! при любом случае, который предусматривает вторжение в личное пространство другого - к примеру, в магазине, проходя мимо друг друга в недостоточно широком проходе, когда есть вероятность задеть, хотя бы едва-едва, и при прочих подобных обстоятельствах. А будучи за рулем, поднятой вертикально ладонью они всякий раз выражают благодарность тому, кто уступил дорогу, и неважно, сделал это уступающий из любезности или согласно требованиям пдд.
Или, к примеру, их телефонные разговоры, изобилующие всевозможными любезностями и пожеланиями всяческих благ, особенно при прощании - и неважно, к чему в итоге пришли собеседники и насколько хорошо они знают друг друга, беседа у стороннего наблюдателя может порой вызвать чуть ли не слезы умиления всеми этими интонациями и словечками (особенно, если оба или один из собеседников  - мужчина). Для них это само собой разумеющееся ведение разговора, и для них как раз неискренним, наигранным был бы разговор жесткий, сухой и строго по существу, который больше присущ нам, скажем, славянам (хотя я склонна считать, что дело не в "славянскости" нашей, и что основной контингент недовольных всеми этими условностями лицемерными - это все-таки те самые потомки и "однополчане" скованных одной цепью, связанных одной целью).
Но тут есть и обратная сторона медали. Мы в массе своей привыкли улыбаться строго по поводу - есть повод для радости, и не абы какой, а настоящий, веский, вот тогда мы и улыбаемся. В остальное же время не до этого, ибо, как говорится, у верблюда два горба, потому что жизнь борьба. То есть абсолютно иной мир, иной подход. И вот из-за этого складывается о нашем брате порой мнение весьма однобокое у заморского люда. Что брат наш - и сестра, чего уж, - угрюм, озабочен тяжкими проблемами и глубоко несчастен...Miserable одним словом. Причем всегда, без перерывов на обед и перекур.
Своими соображениями на этот счет со мной как раз и поделился один из представителей хронически улыбчивых, рассказывая о девушке, с которой он работал какое-то время. Девушка оказалась литовкой, причем тоже была явно из наших, суровых. Он ее спрашивал, сердешную, чего не улыбается. Так она ему в ответ и сказала, совершенно искренне опять же, - чего, мол, улыбаться, если поводов для этого нет, не хочется, мол, если. В общем, он так и не понял, почему она не улыбается. Miserable, говорит, она какая-то. Много очень, по всей видимости, проблем у нее, говорит. А я, к примеру, очень даже понимаю. Более того, почти уверена, что девушка эта вполне может слыть хохотушкой и премилейшим созданием. Со своими и для своих. И конечно, когда есть повод. Настоящий, веский. А не просто потому, что так принято, потому что только так и возможно общаться. Ибо ей это наверняка непонятно - как можно улыбаться, если для этого нет причин, как можно улыбаться незнакомцу.
Вот и получается некоторая разница в восприятии - у нас в основном улыбка связана с состоянием "мне хорошо и радостно", о чем мы и сообщаем окружающим. А у них улыбка ко всему прочему связана еще и с вежливостью, являясь частью состояния "я общаюсь". Плохо ли это уж так, чтоб возмущаться? Сомневаюсь. Насмотревшись хмурых лиц и плотно сжатых губ, пусть даже искренних - мы же не идиоты, чего нам улыбаться всем подряд!!!, - отнюдь не лишним будет попробовать перестать зацикливаться на выяснении степени лживости улыбающихся и научиться расслаблять мышцы лица самому. Тем более, как известно, для улыбки необходимо задействовать всего-то 17 лицевых мышц, тогда как выражение неодобрения требует напряжения аж 43. Тренировки стоит начинать с пары раз в день, потом чуть чаще, и постепенно таким образом выяснить, насколько это ужасно и так ли это неправильно.
В общем, как завещал великий барон, улыбайтесь, господа! Умное лицо — это ещё не признак ума. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.